Страницы меню навигации

Прогулки по Москве, часть первая

Аптекарский переулок

В Москву пришла весна, а это значит, что наступила пора путешествий. И наше первое весеннее путешествие, или, точнее,  первую свою прогулку мы начнем с Москвы,  и  начнем мы ее с Аптекарского переулка, который расположен в Басманном районе,  в бывшей Немецкой слободе.

Согласно царскому указу от 4 октября 1652 года, иноземцы, не принявшие православия, должны были покинуть престижные районы Москвы и образовать иноверческое поселение на месте, удаленном от центра города, «где были… наперед сего немецкие дворы… до московского разорения (1611 год)».

Под эти цели правительство выделило пустующий участок правобережья Яузы, западнее Басманных слобод и южнее дворцового села Покровского. Северной границей территории была Покровская дорога, восточной и южной — Яуза, а западной — речка Чечера.

Дом №5-21 по Аптекарскому переулку, где закован в трубу Кукуев ручей

Место это уже в XVI веке было облюбовано обосновавшимися в Москве «немцами» — европейцами разных национальностей, попадавшими сюда пленниками, а также в качестве наемных специалистов. Здесь, по свидетельству пана Станислава Немоевского, «лифляндские изменники» построили около полутораста домов «московским способом, с черными избами, над рекою Яузою; на ней, под забором, городские мельницы, которые они хотя и употребляют, но обыкновенно в каждом доме имея и жернов».

Дом 10 по Доброслободской улице

Голландский купец Исаак Масса в своем сочинении о Московии пишет, что эти пленные лифляндцы получили здесь свободу с запрещением выезда из Москвы. Благоволивший им царь Борис Годунов даровал немецким купеческим людям «полную свободу и права гражданства в Москве наравне со всеми московскими купцами».

Русские прозвали московский иноземный пригород Кукуем, по имени протекавшего в этих местах ручья, притока реки Чечеры. В XVI веке это было лишь одно из поселений иностранцев в городе.

Дом №13 на перекрестке с Доброслободской улицей

Аптекарский переулок, с которого мы начали свою прогулку, получил свое название в начале 18 века. В 1701 году  Я.Г. Грегори открыл здесь первую в Москве частную аптеку с тех пор москвичи стали называть этот переулок Аптекарским.

Раньше Аптекарский переулок назывался еще и Живодерным, по пересекавшему его ручью Живодерке, тогдашнее название ручья Кукуй, возможно по впадавшему в него чуть выше маленькому ручейку, протекавшему около немецкого рынка, где были бойни.

В Аптекарском переулке обращает на себя внимание краснокирпичный, с белыми деталями отделки дом под № 5/21.  Дом был построен в 1903 году купцом Ф. А. Деминым по проекту архитектора Пиотровича, а в 1905 году к дому был надстроен четвертый этаж. Интересно, что под правой частью этого дома лежит кирпичная труба, в которую перед постройкой был заключен тот самый ручей Кукуй, который и был когда-то границей старинной Немецкой слободы.

Здание бывших Денисовских бань, место впадения Кукуя в Чечору

Проходя мимо дома, под которым закован в трубу Кукуев ручей, мы попадаем на Доброслободскую улицу. До 1974 года нынешняя Доброслободская улица состояла из двух переулков, Доброслободского и Чичеринского. Первым домом, который «бросается» в глаза из-за своего возраста, является дом под №10.  Раньше в этом доме размещался военный госпиталь, затем доходный дом, а сейчас используется как жилой дом. Прежним владельцем дома был купец Н.Л. Кириллов. Купец Кириллов занимался строительным делом и состоял в Обществе Хоругвеносцев Храма Христа Спасителя. Этот дом когда-то был также и адресом Владимира Войновича.  В одном из своих рассказов Владимир Войнович пишет о том, как в конце сентября 1956 года Хрущев, решив перестроить столицу, позволил строительным организациям временно прописывать немосквичей. В эту лазейку ринулись многие, в том числе и Владимир Войнович, который очень разочаровал руководство ПМС‑12, не проработав там и двух месяцев. В конце-концов Войнович устроился на работу в Бауманский ремонтно‑строительный трест, и получил направление в общежитие – Доброслободский переулок, 22. (современный адрес д. №10с3). Это был четырехэтажный дом, построенный под военный госпиталь, но, по причине непрохождения какого‑то испытания, отданный под жилье бессемейным строителям.

Пройдя дальше по Доброслободской улице, в сторону реки Яузы, мы попадаем на пересечение Доброслободской улицы с Денисовским переулком.

Разгуляй, Московский государственный строительный университет

Денисовский переулок берет свое начало от перекрестка с Токмаковым переулком и далее пересекая Доброслободскую улицу (бывший Чечорский переулок), где у впадения ручья Кукуй в Чечору когда-то стояли Денисовские бани, получившие свое название по фамилии владельца, упирается в Бауманскую улицу (бывшую Немецкую). Денисовских бань сейчас не существует. После реконструкции, проведенной в 2000 году, бани «переквалифицировались» в офисные помещения. От прежнего здания остался только фасад. Денисовские бани располагалось в здании начала ХХ века со стилизованным под «мавританский» стиль порталом. Из-за своего «мавританского» портала москвичи  называли это здание и мечетью, и синагогой. Была в этом здании и пивная, куда часто захаживали местные жители, скрываясь от летнего зноя.

Разгуляй, Московский государственный строительный университет, загадочная доска

В некоторых справочниках по именам московских улиц утверждается, что Денисовский переулок получил свое название от имени знаменитого драматурга Дениса Фонвизина, жившего в нем. Однако это утверждение не выдерживает критики, в Москве, да и не только в ней, улицы назывались не по именам, а по фамилиям наиболее известных домовладельцев. Д.И. Фонвизин никогда не имел здесь дома. Но он действительно жил в этом переулке, правда, очень недолго, в продолжение примерно 10 месяцев с 1791 по 1792 гг., снимая дом (№ 13) некоего «почтамтского сержанта» Шмелева. Этот дом сохранился, он стоит на перекрестке с Доброслободской улицей.

Где-то в конце XVII века здесь стояла голландская реформаторская церковь, от чего часть Денисовского переулка между Большим Демидовским переулком и Немецкой улицей долгое время называлась Голландским переулком. Голландцы составляли немалую часть населения Ново-Немецкой слободы, и в 1694 году было позволено построить свою церковь, каменное здание которой вмещало около 200 человек. Есть сведения, что в ней был похоронен Франц Лефорт. В 1812 году церковь сгорела, а ее обгорелое здание было продано генерал-майору М.Я. Ламакину.

В те времена в Денисовском переулке разносились и соблазнительные запахи, ведь тут находилась не очень большая, но хорошо известная в Москве «паровая фабрика кондитерских товаров Ивана Павловича Яни» (дом № 30). Сам владелец, грек по национальности, видимо, привез из Греции много рецептов сладостей, и его кондитерские в Солодовниковском и Лубянском пассажах были полны покупателей.
В начале XIX века на месте его владения находились два участка, заключенные между тремя переулками — Гарднеровским, Большим Демидовским и Денисовским. Один из них принадлежал генерал-майору А.А. Волкову, начальнику московского корпуса жандармов с 1826 года, доносившему в Петербург о поведении                         А.С. Пушкина. Он был женат на одной из сестер Римских-Корсаковых Софье Александровне — об этой семье увлекательно написал М.О. Гершензон в «Грибоедовской Москве». На участке Волкова в 1817 году  стоял торцом к Денисовскому переулку большой деревянный дом с мезонином.

Другой участок, вошедший позже в состав фабричного, выходил на Большой Демидовский переулок и принадлежал коммерции советнику А.А. Кригеру. Оба эти участка и приобрел в 1880-х годах И.П. Яни или, как он писался тогда, Яни Панайот, чтобы возвести там несколько фабричных зданий. В 1903 году его наследница строит себе двухэтажный особняк с угловым эркером, увенчанным небольшим куполом. Эту работу архитектора Л.Ф. Даукша и сейчас можно видеть в Денисовском переулке.

Напротив бывшей кондитерской фабрики, в том же переулке торцом к красной линии застройки стоит интересный особняк (№ 23). В основе дома находятся палаты ХII — ХVIII веков, полностью сохранившие в подклетном этаже систему сводов. В 1777 году его владельцем был «иноземец» И.И. Бутасов. Дальнейшая его история неясна — возможно, что к 1817 году его выстроил на значительно более старом основании подпоручик С.Г. Савин (вероятно, именно его герб изображен в тимпане фронтона).

А сейчас мы оставим Денисовский переулок и снова вернемся на Доброслободскую улицу,  и пройдем в самое начало улицы, к месту, которое называется «Разгуляем».

По нечетной стороне Доброслободской улицы нашему вниманию предстает красивое, ярко-бордовое здание с белыми колоннами,  в котором сейчас располагается Московский государственный строительный университет. В прошлом здание получило известность  как «Дом на Разгуляе». Даже сейчас на его фасаде видны остатки солнечных часов, связанные со зловещими преданиями.

Одна из версий гласит, что в доме на углу Доброслодского переулка и Елоховской, жил когда-то сам граф Яков Брюс.

Граф Яков Виллимович Брюс  является сподвижником Петра I и одной из личностей в русской истории, окруженной множеством загадочных историй. О нем говорили, что различные науки он совмещал с магией, алхимией и астрологией, за что его называли даже чернокнижником. В Москве осталось несколько примечательных мест, связанных с именем Брюса, которые несут в себе ореол таинственности.

К примеру, в конце Сретенки, там, где сейчас метро «Сухаревская», когда-то находилась сторожевая Сухарева башня. В XVI веке там проходила граница города, а дальше была Троицкая дорога. Вначале башня была деревянная, но позже, уже при Петре I, ее заменили каменной. Туда Петр I и поселил своего соратника, известного «чернокнижника» графа Якова Брюса.

В верхнем ярусе башни Брюсом была обустроена обсерватория, которая по легендам стала местом, откуда по ночам вылетали «железные птицы с человеческими головами». Да и про самого графа говорили, что ночью, превратившись в ворона, он летал над Москвой. Подвал башни был лабораторией, в которой Яков Брюс занимался различными алхимическими опытами, и где якобы хранилась «Черная книга», написанная самим Сатаной. По легенде, используя ее можно было открыть любой замок, также она могла помочь найти любой из запрятанных кладов. Перед самой смертью Брюс якобы оставил ее в одной из стен башни. Все другие книги, уникальное оборудование лаборатории и астрономические принадлежности бесследно исчезли.

В 1934 Сухареву башню решили разрушить. Однако ее почему-то не взорвали, а разобрали по кирпичику. В народе говорили, что хотели найти «Черную книгу», но сделать это не удалось.

В наше время ходят разговоры о восстановлении башни, как памятника архитектуры. Но этому постоянно что-то мешает. Вероятно, восстановлению Сухаревой башни мешают потусторонние силы.

В подворотнях Сретенки и сейчас иногда встречают странного сухощавого старца, одетого в старомодную одежду и напудренный парик. Говорят, что это и есть Яков Брюс, который не может найти свое пристанище…

Но вернемся к нашему дому, именно здесь, на Разгуляе, граф Яков Брюс якобы  и «отдал» Богу свою душу…

Однако это лишь легенды. В действительности дом был построен графом Мусиным-Пушкиным в XVIII веке, один из родственников которого был женат на внучатой племяннице Якова Брюса.

Но существует еще одна легенда. По ней, чернокнижник Брюс сделал для Мусина-Пушкина волшебные часы, которые могли предсказывать будущее и указывали на клады. Однако во время работы над ними граф-заказчик умер, а наследники оплатить работу Брюса отказались. Рассерженный, он якобы проклял часы, и теперь часы стали показывать только плохое.

С тех пор так и повелось. Перед началом революции, Первой и Второй мировых войн камень часовой доски приобретал кроваво-красный цвет. А иногда на поверхности появлялось изображение с белым крестом на черной гробовой крышке, который указывал на клад. Но вот только те, кто отваживался искать его по «брюсову указателю», вскоре погибали в страшных мучениях.

Действительно, напоминающая крышку гроба часть конструкции до сих пор сохранилась между окон второго этажа здания. Раньше на ней были выбиты очертание креста, названия месяцев, цифры, непонятные символы, а в середине находился стержень.

В 20-х годах прошлого века членами общества «Старая Москва» проводились работы по изучению загадочной доски. Им удалось выяснить, что это «вечный» солнечный календарь, работающий по принципу солнечных часов. Однако, какое отношение эти часы  имеют к Брюсу?

Авторитетные источники сообщают, что солнечные часы были помещены на фасад воспитателем детей Мусина-Пушкина аббатом Сюрюгом. Он был очень образован и просвещен, написал множество учебников по мифологии, истории и французской литературе.

Имеются воспоминания внучки графа Мусина-Пушкина княгини Софьи Мещерской, в которых она говорит, что после установки часов, на Разгуляе стали собираться толпы людей посмотреть на доселе невиданную диковинку. В полдень здесь собиралось множество часовщиков, проверявших точное время.

Кстати, до сих пор ходят слухи, что где-то под пресловутой доской находится спрятанная комната, в которой и находятся все магические вещи Якова Брюса. Многие даже пытались найти ее.

Есть еще и миф о том, что в советские времена среди местных жителей, а также преподавателей и студентов наблюдалось аномально высокое количество суицидов и различных психических заболеваний. Именно после этого власти решили снять странные знаки с доски, а саму доску закрасить.

2 комментария

  1. Мегаполис – это характерное поселение людей, отгороженное от хаоса и глубоко структурированное. В мегаполисе находятся все культурные формы (храмы, театры, музеи, библиотеки, школы и т. д.). Именно здесь создаются свои «центры вращения» информации, деятельности, человеческого общения, регулирующие жизнь. В нем любой человек обретает свою «нишу», в исходя из от образованности, специальности, уровня личной культуры, исторического прошлого. Любой мегаполис имеет свое «лицо», свои нравственные измерения, свою духовность, свой менталитет. Город – понятие глубоко культурологическое; это образ жизни людей и способ существования и развития ими культуры в условиях цивилизации.

  2. Понравиласть статья. Вчера проходила по Доброслободской улице после изучения списка домов, подлежащих сносу. Среди них дом 10 со всеми его строениями, красивый, вполне ремонтируемый, и дом 11-13, изумляющий своей крепостью и надежностью. А родилась я в доме 3 по Доброслободскому тогда переулку — двухэтажное одноподъездное каменно-деревянное строение, соседствующее с нынешним Строительным институтом. Дом был построен буквой «П», в нем был двор, закрытый от улицы воротами, от которых зимой мы катались на санках до заднего двора, черная лестница со двора, по которой можно попасть в квартиру через кухню.На верхней площадке лестницы у меня жили кролики и стояли велосипеды и коляски, и еще был интереснейший чердак. Дом снесли в 1980-х и сначала на его месте построили гараж, потом кафе, позднее переименованное, но преуспевшее…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Индекс цитирования