Страницы меню навигации

Сенсационное открытие израильских ученых

Обнаруженные в финикийских фляжках следы корицы свидетельствуют о торговых связях между Левантом и юго-восточной Азией за тысячу лет до Римской империи.

Где-то далеко, в стране, «где рос Дионис», — то есть, в Эфиопии, — живут огромные птицы, которые устраивают гнёзда из глины на отвесных скалах. «Эти гигантские птицы приносят палки, которые мы, греки, вслед за финикийцами называем «киннамон»  (корица), и поднимаются с ними высоко в воздух, чтобы строить из них гнезда», — писал греческий историк Геродот в пятом веке до н.э.

В своем шедевре «Истории» Геродот описывает, как местные жители, «арабы», обманывают птиц, чтобы добыть корицу. Они кладут крупные куски мяса быка, осла или другого животного под гнездами. Птицы забирают мясо к себе в гнездо, и оно разваливается под тяжестью добычи и падает на землю. Тогда люди собирают палочки корицы, которые затем экспортируются в разные страны.

Из этого экзотического рассказа мы можем заключить, что Геродот и его современники в Европе были знакомы с корицей или по крайней мере слышали о ее существовании, но им почти ничего не было известно о ее источнике и способе добычи.

Историков и археологов не удивляет неосведомленность Геродота о происхождении корицы. Знания древних греков о географии Аравии и южной Азии были более чем скромными. Если они и знали хоть что-нибудь об этой специи, то скорее всего потому, что какое-то ее количество попало на Запад через аравийских купцов, которые предпочитали держать в тайне источники своих товаров и плести фантастические басни, чтобы поднять их стоимость.

Так что греки, очевидно, знали о существовании корицы, но историки и археологи считали, что во времена Геродота использование корицы ограничивалось регионом, где она произрастала, то есть южной и юго-восточной Азией. Новые данные, полученные с раскопок на побережье Израиля, демонстрируют, что торговля корицей существовала на тысячу лет раньше, чем предполагалось, — около трех тысяч лет назад, за несколько сотен лет до Геродота.

Фото: Павел Шарго

Фото: Павел Шарго

Драгоценная жидкость

Эта история начинается с нескольких уникальных фляжек, датированных XI и IX вв. до н.э., которые были обнаружены в 2013 году в Тель Дор на побережье к югу от Хайфы, на раскопках под руководством доктора Айелет Гильбоа из Института Археологии имени Зинман Хайфского университета и профессора Илана Шарона из Еврейского университета.

Израильские археологи определили, что фляжки принадлежат финикийцам. Однако их отличала необычная орнаментация.

Типичная финикийская керамика была простой и не украшалась. Фляжки, найденные в Тель Дор, представляют из себя особые маленькие сосуды с симметричным орнаментом, с узким горлышком, объемом около 50 миллилитров (3 столовые ложки). Сосуды имеют толстые стенки, свидетельствующие о том, что содержавшаяся в них жидкость была особо ценной: их создатели постарались сделать фляжки как можно более прочными. Фляжки содержали вино или масло, очевидно, для ритуальных, медицинских или косметических целей, и в него были добавлены различные специи.

Найденные в Тель Дор сосуды оказались настолько любопытными, что вызвали к жизни межуниверситетский проект «Воссоздание Древнего (библейского) Израиля с точки зрения точных и естественных наук», которым руководят Исраэль Финкельштейн (Тель-Авивский университет), Стив Вайнер (Институт Вейцмана), химики Двори Намдар (Тель-Авивский университет и Институт Вейцмана) и Рони Нойман (Институт Вейцмана). Суть проекта — в приложении точных и естественных наук к археологии.

Поскольку вино, оливковое масло и специи — это органические материалы, они разлагаются за гораздо более короткое время, чем 3000 лет, объясняет доктор Гильбоа. Но Намдар и Нойман применили метод анализа химических следов, чтобы выяснить, что содержалось во фляжках, — и, к собственному удивлению, обнаружили во многих из них следы корицы.

«Намдар и ее коллеги выяснили, что в 10 фляжках, что составляет более трети сосудов с разных раскопок, откуда мы брали пробы, содержатся следы коричного альдегида, — рассказывает А. Гильбоа. — Значительное количество этой молекулы в естественном виде содержится только в корице, в основном в коре растения. В древние времена это дерево росло только в южной и юго-восточной Азии. Двори Намдар, главный химик проекта, никогда до этого не сталкивалась со следами корицы ни в одном из древних сосудов, которые ей довелось исследовать».

Перец в мумии фараона

Эта находка кардинально меняет наши представления о древней торговле. До сих пор считалось, что массовая торговля специями из Индии и юго-восточной Азии началась только во времена Римской империи, примерно через тысячу лет после финикийских фляжек. Коричный альдегид, обнаруженный в этих сосудах, это первое археологическое свидетельство регулярной торговли между Левантом и юго-восточной Азией в период между XI и IX вв. до н.э.

По словам доктора Гильбоа, эта находка удивительна ещё и потому, что, в соответствии с устоявшимися представлениями, региональная и межрегиональная торговля вдоль побережья Средиземного моря стала в тот период крайне скудной. Даже Египет, крупнейшая на тот момент держава в этом регионе, переживал один из тяжелейших политических, экономических и коммерческих кризисов в своей истории.

Однако данные археоботаники (науки о древних растениях) и археозоологии (науки, изучающей животных, кости которых найдены на археологических раскопках) свидетельствуют о том, что и другие растения путешествовали на огромные расстояния по торговым путям уже во втором тысячелетии до н.э. Оказывается, существовала торговля растительными материалами между Индией, Китаем и восточным побережьем Африки. Одно из самых захватывающих свидетельств — это зерна черного перца, растения, произрастающего исключительно в Индии, найденные в мумии фараона Рамсеса II, правившего Египтом в XIII в. до н.э.

Как попала корица из Индии или даже со Шри-Ланки или из Китая на финикийское побережье?

Возможно, финикийцы, искусные мореплаватели, вели торговлю с Индией и привезли оттуда корицу на своих кораблях. Но эту теорию невозможно доказать, говорит А. Гильбоа. В любом случае она считает гораздо более вероятным, что молотая корица переходила от одного купца к другому, по суше, по морю и по крупным рекам, и так прошла весь путь от Индии до Дора и других финикийских городов, например Тира.

Как бы то ни было, говорит А. Гильбоа, следы корицы, найденные во фляжках, могут служить доказательством существования торговых связей между весьма отдалёнными регионами.

«Как любые другие органические вещества, корица почти полностью распадается, поэтому шансы обнаружить ее или другие специи на археологических раскопках крайне малы», — объясняет она. — На наше счастье, кто-то в Финикии, очевидно, решил организовать сторонний бизнес, добавляя такие специи как корица и, возможно, мускат (который произрастал только на архипелаге Банда в Индонезии и следы которого, возможно, также обнаружены во фляжках) в ценные жидкости, как вино или масло. Так мы и узнали о торговле корицей. Кроме того, нам ясно, что специи не перевозились по торговым сетям, развитым и контролируемым крупными политическими силами, как Ассирия, Египет или позднее Рим. Торговля осуществлялась через связи и сотрудничество между небольшими компаниями, которые перевозили специи на тысячи километров с востока на запад».

 Ран Шапира, «Haaretz», 5 сентября 2013 г. 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Индекс цитирования