Страницы меню навигации

Путешествие по Иордании: Пустынные замки Иордании. Часть седьмая

Замок Каср Аль-Харана

Замок Каср Аль-Харана

Один из наших дней в Иордании мы решили посвятить знакомству с пустынными замками, или как еще их называют -  халифские дворцы пустыни. В Иордании располагается около 30 таких пустынных резиденций. Мы решили посетить три, наиболее интересных — Каср Аль-Харана, Кусаир Амра и Кааль Аль –Азрак.

Внутренний двор замка Каср Аль-Харана

Внутренний двор замка Каср Аль-Харана

Пустынные замки изначально рассматривались как уединенные в пустыне места (Бадии) для Омейядских1 принцев, которые, будучи изначально склонными к кочевому образу жизни, вырастали утомленными скукой городов и городской атмосферой скученности. Эти замки позволяли им вернуться в пустыню, где их кочевые инстинкты могли проявляться наилучшим образом, и где они могли предаваться приятному времяпровождению вдали от ханжеских глаз и ушей.

Внутренние помещения замка Каср Аль-Харана

Внутренние помещения замка Каср Аль-Харана

Омейяды1 - династия мусульманских халифов. Их предок Омейя был, по словам арабских генеалогов, двоюродным братом Абдоль-Моталлиба, деда основателя ислама Мухаммеда, а,  по мнению европейских ученых — более далекий родственник, и притом, несомненно, более знатный. Род его был самым могущественным и богатым среди мекканских курайшитов. Внук Омейи, Абу-Соф-ян , долго был вожаком мекканской знати, враждебной исламу, и только в момент полного торжества Мухаммеда принужден был принять презираемый им до тех пор ислам. Его сын Моавия, тонкий политик, будущий основатель династии, выступил в 634 г. добровольцем в сирийском походе. Через пять лет Омар, чтобы задобрить светскую партию мекканцев, поставил Моавию правителем Сирии. С тех пор, в течение сорока лет, эта провинция никогда уж не выходила из рук Моавии. В течение последующих десятилетий, Омейяды усеяли Иорданскую степь роскошными зданиями, украшенными мозаикой, фресками и резными полами. Все это свидетельствует о том, что Омейяды пришли к взаимовыгодному соглашению с Сирийской цивилизацией. Тот факт, что несколько этих зданий находились в Иорданской пустыне, свидетельствует о первостепенной важности этого региона. Разумеется, присоединение этой области к военному округу Дамаска, губернатор которого непосредственно подчинялся Дамаску, только подтверждает наличие этого взаимовыгодного соглашения.

Замок Кусаир Амра

Замок Кусаир Амра

Отношение Омейядов к исламу было формальным. Поэтому замки, построенные в эпоху Омейядов  (661–750 гг.) являются наследием персидской и греко-римской культуры, на которую ислам еще не успел отложить свой отпечаток.

Первым на нашем пути был замок Каср Аль-Харана. Предположительно,  этот замок использовался как защитное сооружение. В подтверждение этой теории ученые указывают на необычную архитектуру замка, и,  особенно, на  узкие вертикальные прорези в стенах замка, которые могли бы служить бойницами. Многие ученые  с таким суждением не согласны, поскольку для бойниц эти прорези являются слишком высокими и маленькими, и скорее всего, эти длинные узкие отверстия предназначались для проникновения света и вентиляции. Да и сам замок расположен вдали от торговых путей. Скорее всего,  замок Аль-Харана служил местом, где велись переговоры Омейядов с пустынными бедуинами.

Точная дата постройки Аль-Харана неизвестна. Косвенным доказательством того, что замок был возведен во времена Омейядов,  является одна из многочисленных сохранившихся надписей на его стенах и относящаяся к 710 году, то есть ко времени правления династии Омейядов. В одной из верхних комнат можно видеть хорошо сохранившуюся куфию2. Ученые выдвинули теорию, что замок Аль-Харана был возведен на месте более раннего греческого, римского или византийского укрепленного пункта.

Фрагмент фрески замка Кусаир Амра с изображением охоты на ослов

Фрагмент фрески замка Кусаир Амра с изображением охоты на ослов

Куфия2 (куфическое письмо) -  стиль письма, который считается самым древним. Этот стиль был создан после основания двух городов в Ираке — Басра и Куфа, в конце 8 века, отсюда и название стиля. Его полное название на арабском звучит как «аль хат аль Куфи», что означает «куфический почерк». Куфическое письмо сыграло большую роль в дальнейшем развитии всей каллиграфии. Куфический стиль письма имеет очень четкие, специфические геометрические пропорции. Угловатость и ширина букв строго выдержана, вертикальные линии слабо выражены, буквы вытянуты по горизонтали. Куфическое письмо используется для надписей на горизонтальных поверхностях. Оно универсально подходит для росписи любых материалов: металла, шелка, стекла, керамики, дерева и т. д. Куфические надписи можно видеть на архитектурных фризах, облицованных глазурованными изразцами, в резьбе по ганчу и т. д. Постепенно декоративные надписи теряли информационный смысл, и с XIX в. их стали называть эпиграфическим орнаментом.

Фрагмент фрески замка Кусаир Амра с изображением женщины

Фрагмент фрески замка Кусаир Амра с изображением женщины

Построенный в форме правильного квадрата, он был идеальным местом для ночлега путников.

Бескомпромиссная прямоугольность замка ломается округлыми башнями по углам и полукругами в середине каждой из стен, за исключением южной стороны, где центр стены занимает единственный вход в замок.

Фрагмент фрески замка Кусаир Амра с изображением ремесленников

Фрагмент фрески замка Кусаир Амра с изображением ремесленников

Замок состоит из двух этажей и состоит из 61 комнаты. Комнаты  расположены вокруг внутреннего двора. Замок вмещал до четырехсот человек. Внутренний двор замка использовался для верблюдов и других домашних животных.  На ночь вход в замок запирался  массивными воротами, а пустыня прекрасно просматривалась через щели-бойницы.

Фрагмент фрески замка Кусаир Амра с изображением юноши

Фрагмент фрески замка Кусаир Амра с изображением юноши

Первоначально, в середине внутреннего двора стоял маленький водный резервуар, чтобы собирать дождевую воду. Дополнительную воду получали из вырытых отверстий, через которые она просачивалась из близлежащей долины.

Фрагмент фрески замка Кусаир Амра с изображением зрелого мужчины

Фрагмент фрески замка Кусаир Амра с изображением зрелого мужчины

Особенностями замка Каср Аль-Харана являются наличие арок и хранилищ в каждой комнате, многие помещения с полусводами. Все комнаты в замке были оштукатурены и украшены резными декоративными изразцами.

Вторым на нашем пути был замок Кусаир Амра, в русской версии его название звучит как Кусейр Амра, и переводится с арабского как «Замок принцессы».

Фрагмент фрески замка Кусаир Амра с изображением старика

Фрагмент фрески замка Кусаир Амра с изображением старика

Кусейр-Амра находится в 100 км восточнее Аммана и является национальным символом Иордании. Памятник принадлежит раннесредневековой арабской архитектуре Ближнего Востока и внесен в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Замок был построен в 730–750 гг. н.э., на закате эпохи правления династии Омейядов на территории современной Иордании, а в прошлом – Великой Сирии, экономического и политического центра халифата. Внутренние помещения замка украшены роскошными фресками, представляющими огромную ценность в мире живописи.

Замок Аль-Азрак

Замок Аль-Азрак

Кусейр Амра – сравнительно небольшое по размеру сооружение (общая площадь комплекса – 145 кв. м), представляющее собой несколько отдельных объемов, поставленных вплотную друг к другу. Главное помещение Кусейр Амры состоит из зала, прямоугольного в плане, вытянутого с юга на север и разделяющегося на три нефа и три комнаты меньшего размера. Живописное убранство центрального зала делится на несколько основных зон. Нижняя зона представляет собой орнаментальные панно и имитацию мраморных плит. В средней зоне, занимающей основное пространство стен,  находятся наиболее масштабные сюжетные живописные композиции, важные для понимания идеологической программы живописного убранства замка. Выше находится третья зона, занимающая софиты, люнеты и пазухи сводов. Росписи этой зоны представляют собой изображения танцовщиц и музыкантов. Росписи сводов и кровли, которые составляют четвертую зону, изображают сцены придворной жизни, ремесленников и строителей. Наиболее важными сюжетами второй зоны являются изображение эмира на троне (южная стена центрального зала), сцена охоты на диких ослов, сцены терзания (восточная стена), сцена купания и изображение «Пяти королей» (западная стена). Вероятно, роспись замка была произведена в два этапа двумя разными группами художников. Сначала была выполнена роспись главного зала, в которой прослеживается ориентация на дворцовую персидскую и византийскую живопись, а также на декоративную коптскую традицию. Чуть позднее была сделана роспись бань с ориентацией на античную, а точнее, эллинистическую традицию в ее ближневосточном варианте.

Вход в замок Аль-Азрак

Вход в замок Аль-Азрак

К восточной стене основного здания примыкает ряд небольших помещений площадью примерно 2 х 2 м, входящих в банный комплекс: аподитерий, тепидарий и кальдарий. Первое небольшое помещение – аподитерий (комната для снятия одежд) – перекрыто полуциркульным сводом и покрыто росписями. Основу росписи самого свода составляет орнаментальная сетка узора, перевитая ветвями растений, в звеньях которой мы видим изображения зверей, танцоров, а также животных, играющих на музыкальных инструментах. Если сеточный узор является элементом, заимствованным из античной традиции, и представляет собой вариант заселенной виноградной лозы, то изображения животных, играющих на музыкальных инструментах – характерный мотив в ближневосточном искусстве, известный с глубокой древности. Подобные сюжеты встречаются и в Средние века. Кроме того, нельзя исключать возможность, что перед нами изображения не животных как таковых, а переодетых животными музыкантов (описания подобных увеселений встречаются в арабской литературе). Однако, по линии центральной оси свода представлены три погрудных мужских портрета: у восточного люнета – юноша, посередине – зрелый мужчина, у западной стены – старик, причем все трое держат флейты. Скорее всего, перед нами традиционная для античности аллегория трех возрастов, трех этапов человеческой жизни.

Замок Аль-Азрак. Помещение где размещался Лоуренс Аравийский

Замок Аль-Азрак. Помещение где размещался Лоуренс Аравийский

Росписи сводов  и люнетов следующего помещения – тепидария (теплых бань) – получили наиболее противоречивые интерпретации. В трех люнетах мы видим многочисленные фигуры купающихся обнаженных женщин с детьми, обрамленные изображениями растений на сводах. Лучше всего сохранились росписи южного люнета, изображающие трех женщин, первая из которых сидит и, вероятно, расчесывает волосы, вторая, изображенная на фоне некого архитектурного сооружения, держит на руках ребенка, а третья, идущая по направлению к двум первым, несет сосуд с водой. Следует заметить, что пластическая трактовка женских тел существенно отличается от линеарной живописи центрального зала и даже аподитереия. Лица женщин выполнены с применением светотени, жесткий черный контур вокруг фигур менее акцентирован, фигуры выстроены анатомически верно, в отличие, к примеру, от изображения купальщицы в центральной части западной стены главного зала, а также борцов и акробатов, изображение которых находится справа от нее.

Небольшая мечеть в замке Аль-Азрак

Небольшая мечеть в замке Аль-Азрак

В целом в арабо-мусульманской культуре времяпрепровождение в банях воспринималось не только как очищение тела, но и как лекарство для души. Подобные идеи мы находим у философа, ученого и врача Абу-Бакр Ар-Рази (865–925), представителя восточного перипатетизма (в Европе он был известен под именем Разес). В трудах по медицине он опирался на идеи Платона,  выделявшего разумную, аффективную и вожделеющую части души, каждой из которых соответствует свой тип добродетели. Для разумной части души характерна такая добродетель как мудрость, аффективной части души соответствует мужество, а вожделеющей – благоразумие или владение собой. Рази, в свою очередь, в книге «Духовное врачевание»выделял растительную, животную и разумную души и писал о том, что преобладание одной из частей ведет к разрушению гармонии и впадению в соответствующий грех. Цель духовного врачевания – «выровнять» все три части души. Вполне в согласии с Платоном Ар-Рази определяет удовольствие как «возвращение к природе», к гармонии, нарушение которой есть причина страдания.  Одним из средств для достижения гармонии он считает бани: «Следовательно, философы прошлого условились, что каждый сюжет живописи должен служить укреплению и увеличению одной из вышеупомянутых частей души. Для укрепления животной части следует изображать бои, охоту на лошадях и погони. Для разумной части души следует изображать любовь, любовников, которые обнимают друг друга, и другие сцены в этом роде. И для растительной части души следует изображать сады и деревья, приятные на вид». Хотя фрески основного зала и банных помещений Кусейр Амры создавались раньше, чем это учение полностью оформилось, они во многом перекликаются с ним.

Наконец, после двух небольших и темных помещений посетитель бань попадал в ярко освещенный кальдарий (горячую баню), который венчал купол с изображением звездного неба – финальную точку всего ансамбля. В наши дни купол Кусейр Амры является единственным в своем роде, однако сохранились описания дворца византийского императора Льва VI (886–912) с упоминанием подобного сооружения; вероятно, имелись и другие. Автор фрески изобразил звездную карту северного полушария, от которой в наши дни сохранились изображения тридцати пяти созвездий. Интересно, что изображение дано в зеркальной проекции, многие созвездия оказались развернуты в противоположном направлении. Это наводит на мысль, что художник, который отнюдь не являлся астрономом, копировал изображения с глобуса или карты. Причем волновали его не научные, а живописные задачи, с которыми он справился мастерски, удачно спроецировав на криволинейную поверхность купола изображения небесных тел.

Среди возможных источников фрески купола можно назвать карту звездного неба из сочинения Арата, жившего в III в. до н.э., известную по позднейшим копиям. Книга Арата «Феномены» – поэтическое произведение на тему астрономии – была основана на трудах Евдокса Книдскго (древнегреческого математика и астронома V в. до н. э.) и представляла собой введение в астрономию, некое общее описание законов движения звезд. Это сочинение было очень популярно на протяжении всей античности (известны его латинские переводы Цицерона, Германика, Авиена), пережило падение Римской империи и использовалось в эпоху Средневековья в качестве учебного пособия. На арабский язык стихотворное произведение Арата было переведено в IX в. Связать росписи Кусейр Амры и звездную карту Арата позволяет неточность, имеющаяся в позднеантичных копиях карты Арата и в росписях купола: созвездие Геркулеса находится не между созвездиями Волопаса и Змееносца, а выше них. Однако, несмотря на указанную неточность, исследователями делается вывод о том, что перед нами изображение звездного неба, соответствующее I веку хиджры, то есть VII в. н.э, видимого с 32 градуса северной широты, на которой находится данный ближневосточный регион. Этот факт говорит в пользу самостоятельных астрономических и математических вычислений, использовавшихся при создании росписей свода, а не слепого копирования греческих образцов. Существуют и другие неточности, уже нехарактерные для позднеантичных карт: полюс эклиптики, находящийся в пересечении шести арок, отмечающих движение солнца, смещен к северу и не совпадает с северным полюсом мира, находящимся в зените купола; зодиакальный круг находится внутри эклиптики, а не по обе стороны от нее. Желая изобразить некоторые известные созвездия южного полушария, художник поднял пояс экватора ближе к зениту, при этом диаметр тропика козерога, лежащего в основании купола, оказался больше экваториального.

Иконография изображений ряда созвездий отлична от античной: созвездие Волопаса, которое традиционно изображалась в виде пахаря-крестьянина, здесь представлено танцующей или бегущей фигурой. Вместо созвездий Кассиопея и Кефея изображено некое единое созвездие (фигура, сидящая на одном колене, напоминающая фрески свода центрального нефа). Орион, традиционно представлявшийся как охотник с луком, здесь изображен с небольшой дубинкой или пращей. Кентавр, изображающий созвездие стрельца, стреляет из лука, обернувшись спиной по направлению движения, что является классическим приемом изображения парфянских стрелков. Подобная иконография была характерна для средневековых арабских карт и глобусов.

Фрески кальдария не укладываются в концепцию «духовного врачевания» Ар-Рази, но, с другой стороны, росписи этого помещения перекликаются с фреской южной стены центрального помещения, на которой изображен правитель на троне, находящемся в арке, символизирующей небесный свод. Подобная иконографическая схема, указывающая на то, что правитель находится под божественной защитой, известна как в римском и византийском искусстве.

Большинство отдельных мотивов, иконографических схем, использовавшихся при росписи бань, заимствованы из произведений искусства и научных трактов эллинистического мира. Учитывая, что любое заимствование проистекает из внутренней необходимости культуры и, так или иначе, ведет к переосмыслению заимствованных элементов согласно логике принимающей культуры, росписи замка Кусейр Амра являются этапом переосмысления античного и древневосточного наследия, другими словами, мостиком между Древним миром и Средними веками.

Последним в нашем путешествии по пустынным замкам, был замок Кааль Аль–Азрак. Построенный из черного базальта, замок является самым дальним дворцом пустыни. Замок находится в 103 км от Аммана по направлению к границе с Ираком. Обильные воды Азрака сделали его местом стоянки на Вади Сирхан, а также торговым маршрутом и магнитом для бедуинов пустыни.

Замок имеет практически квадратную форму. Восьмидесятиметровые стены окружают центральный двор. В центре небольшого внутреннего двора есть маленькая мечеть и главный колодец. Каждый угол внешней стены укреплен прямоугольной вытянутой башней. Основной вход – это огромная навесная базальтовая плита. За ним расположен холл, разметка на полу которого говорит о том, что его использовали для игр. Над входом находится комната, которую во время пребывания в Аль-Азраке занимал Лоуренс Аравийский.

Ошибочно считается, что его архитектурный проект принадлежит византийцам, взявшимся за строительство в конце 3 века н. э., но тем не менее говорится, что оно появилось в период правления византийского императора Диоклетиана (Гай Аврелий Валерий, римский  император в 284-305 гг. н. э.), того самого правителя, который отрекся от власти по собственному желанию, а на просьбу вернуться на престол ответил, что если бы просители увидели какова посаженная им капуста, то они бы не стали приставать к нему с подобными глупыми предложениями.

Но кто бы не возвел эту крепость,  в древние времена он оказал большую услугу  всем последующим поколениям, которые использовали ее по прямому назначению. Для начала, хотя бы то, что ней получали передышку и защиту караванщики, следующие из самых отдаленных стран и привозившие товар со всего мира. При Древнем Риме крепость получила стратегическое значение. Она являлась своеобразным погранпостом, расположенная на  восточной границе империи за которой находилась Персия.

Рассказывается также, что омейядский халиф Валид II (годы правления с 743 по 744 г. н. э.) использовал крепость как военную базу и охотничий домик. Враги этого халифа утверждали, что он чрезмерно сладострастен и привязан к вину и женщинам. Едва вступив на престол Валид жестоко казнил кальбита (с доисламского периода в Аравии бытовала вражда между южными и северными аравийскими племенами, первых именовали кальбитами, а вторых – кайситами) и уважаемого всеми наместника Халида ибн Абдаллаха, единоплеменники которого через некоторое время расправились с самим халифом.

 В современной истории Иордании Аль-Азрак напрямую связан с Аравийским восстанием и особенно с Лоуренсом Аравийским (британский разведчик на арабском Востоке, переводчик Гомера, автор мемуаров «Семь столпов мудрости») и его знаменитыми приключениями. Во время прохождения самого восстания крепость Аль-Азрак была штаб-квартирой Лоуренса. В ней он, вместе со своими соратниками провел зиму  1917-1918 гг. Также рассказывают, что принц Фейсал ибн ал-Хусейн (король Сирии (в 1920 г.) и Ирака (с 1921 г. по 1933 г.) из династии Хашемитов) в свое время следовал в Багдад и остановливался в крепости на ночевку. Можно представить, сколько царственных особ  за сотни лет существования бастиона находили приют и ночлег в его безопасных стенах.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Индекс цитирования