Страницы меню навигации

Иерусалим. Гробницы Кедронской долины. Часть первая

Кедронская долина. Иерусалим

Кедронская долина. Иерусалим

В Иерусалиме, у подножия Масличной горы, в Кедронской долине одиноко возвышается отдельно стоящее древнее сооружение, называемое гробницей Авессалома. Передняя часть гробницы смотрит наружу в сторону Храмовой горы, а остальные три стороны окружены скалой, из которой они высечены. Сооружение состоит из двух частей. Высота гробницы около  пятнадцати  метров. Нижняя часть  гробницы полностью высечена из скалы, а верхняя —  достроена из каменных блоков. Нижняя часть  состоит из фундамента, высотой до полутора метров и с длиной ребра более семи метров, а также из ступенчатого цоколя, на котором стоят стены гробницы.

Гробница Авессалома в Кедронской долине. Иерусалиам.

Гробница Авессалома в Кедронской долине. Иерусалим.

Стены гробницы украшены пилястрами в греческом стиле, по два с каждой стороны, квадратными колоннами по углам, к которым прилегают по четверти цилиндрической колонны с каждой стороны. Верхняя часть гробницы построена из больших каменных блоков соединенных между собою. Над квадратной частью, сооружение принимает круглую цилиндрическую форму. Над цилиндрической частью находится купол, который имеет форму вытянутого конуса, на вершине которого установлен вырезанный из камня цветок лотоса полый внутри. В южной части сооружения находится вход в гробницу и в погребальную камеру.

Внутренний вид гробницы Авессалома

Внутренний вид гробницы Авессалома

По легенде это сооружение является гробницей  Авессалома, одного из сыновей царя Давида.  Авессалом был третьим сыном царя Давида. Родился Авессалом в Иерихоне, матерью его была Мааха, дочь гессурского царя Фалмая.  Авессалом не является положительным историческим персонажем, но,  тем не менее,  история Авессалома является поучительной.

Авессалом был самым красивым мужчиной в Израиле, «от подошвы ног до верха головы его не было у него недостатка». Особенно славился он своими волосами: «когда он стриг голову свою, — а он стриг ее каждый год, — то волосы с его головы весили двести сиклей по весу царскому». У Авессалома была красивая родная сестра  по имени Фамарь, к которой воспылал страстью  их сводный брат Амнон, старший сын Давида.  Заманив Фамарь к себе хитростью, Амнон силой овладел ею, после чего выгнал обесчещенную девушку. Несчастная Фамарь нашла приют в доме

Смерть Авессалома. Миниатюра из манускрипта Якоба ван Марланта, 13 век.

Смерть Авессалома. Миниатюра из манускрипта Якоба ван Марланта, 13 век.

Авессалома, где затем жила в одиночестве. Узнавший о случившемся Давид  хотя  и сильно разгневался, но «не опечалил духа Амнона… ибо любил его». Авессалом же возненавидел сводного брата лютой ненавистью и лишь выжидал удобного случая для мести, а тем временем «не говорил с Амноном ни худого, ни хорошего», делая вид, что проглотил обиду. Такой случай представился спустя два года, во время праздника стрижки овец. Авессалом упросил Давида отпустить к нему на этот праздник Амнона, и во время пира слуги Авессалома по приказу своего хозяина убили гостя.  Страшась отцовского гнева, Авессалом бежал в Гессур к своему деду царю Фалмаю и пробыл там три года.

Давид, оплакивающий Авессалома. Гравюра Гюстава Доре

Давид, оплакивающий Авессалома. Гравюра Гюстава Доре

Давид, любивший Авессалома, со временем стал тосковать по сыну, что заметил Иоав, полководец и племянник Давида.  Он убедил царя вернуть Авессалома в Иерусалим, и Давид принял решение: «Пусть он возвратится в дом свой, а лица моего не видит». В течение двух лет Авессалом жил в столице, однако в царский дворец доступа не имел.  Опальный царевич несколько раз посылал за Иоавом, «но тот не захотел придти». Потеряв терпение, Авессалом приказал своим слугам сжечь принадлежавший Иоаву участок поля, засеянный ячменем. На этот раз разгневанный Иоав немедленно прибыл, чтобы услышать от Авессалома: «Зачем я пришел из Гессура? Я хочу увидеть лицо царя. Если же я виноват, то убей меня».  Иоав передал Давиду слова Авессалома, и вскоре состоялось применение между отцом и сыном: Авессалом «пришел к царю, и пал лицом своим на землю перед царем; и поцеловал царь Авессалома».

Честолюбивому Авесаалому не терпелось занять престол отца, для чего ему надо было завоевать расположение народа.  Этому в значительной мере способствовала его внешность, благодаря которой для женщин он был царевичем из сказки, а для мужчин – гордостью и надеждой Израиля. Рано утром Авессалом становился у городских ворот и подзывал к себе шедших к царю на суд, убеждая их, что у Давида им будет трудно найти справедливость, но если бы царем поставили его, Авессалома, то он каждого судил бы по правде. Любого, кто подходил поклониться ему, Авессалом обнимал и целовал. Так, завоевывая популярность и одновременно сея неприязнь к Давиду, «вкрадывался авессалом в сердце Израильтян».

По прошествии сорока лет царствования отца,  Авессалом,  в сопровождении двухсот человек отправился в Хеврон, якобы принести жертву Богу в благодарность за возвращение из изгнания в Иерусалим. Прибыв в Хеврон, он «разослал лазутчиков во все колена Израилевы» и вскоре собрал многочисленное войско, которое провозгласило его царем, после чего он двинулся на Иерусалим.

Слишком поздно узнавший о мятеже Давид в панике пешком покинул столицу, оставив десять наложниц «для хранения дома».  Царя сопровождали слуги и телохранители, а также отряд преданных ему воинов в количестве шестисот человек во главе с Еффееем Гефянином. Иерусалим оставили также и священники Садок и Авиафар, взявшие с собою ковчег завета. Однако в растерянности Давид пребывал не долго и вскоре к нему  вернулось присутствие духа и он начал действовать.  Первым делом он сказал Садоку и Авиафару вернуть ковчег в Иерусалим, а им тоже оставаться в столице и через своих сыновей сообщать ему о происходящем в царском дворце. Затем Давид отправил в Иерусалим своего близкого друга и советника Хусия Архитянина, велев ему претворится предателем, войти в доверие Авессалому и противодействовать Ахитофелу, советнику Авессалома, а также сообщать ему, Давиду, о планах мятежников. И начал срочно собирать войско из своих сторонников, которых в стране оставалось еще достаточно  много.

Вступив в Иерусалим, Авессалом по совету Ахитофела «вошел к наложницам отца своего», дабы убедить своих сторонников, что для него обратного пути нет, и тем укрепить их решимость. Далее Ахитофел предложил мятежному царевичу выделить ему, Ахитофелу, отряд в двадцать тысяч человек, чтобы срочно, в ту же ночь, отправиться в погоню за Давидом,  и напасть на царя, «когда он будет утомлен и с опущенными руками». «И все люди, которые с ним, разбегутся; и я убью одного царя и всех людей обращу к тебе; и когда не будет ни одного, душу которого ты ищешь, тогда весь народ будет в мире», — убеждал Авессалома Ахитофел.  Авессалому понравился совет Ахитофела, однако он решил послушать и Хусия Архитянина, который к этому времени уже вошел в его доверие. Хусий сразу понял всю опасность для Давида предложенных Ахитофеллом действий и постарался переубедить Авессалома. Он напомнил Авессалому, что отец его – человек опытный, в том числе и в партизанской войне и в сложившейся обстановке «не остановится ночевать с народом», а затаится в какой-нибудь пещере. Если при первом нападении на сторонников Давида схватить царя не удастся, то люди расценят это как поражения Авессалома. «Тогда самый храбрый, у которого сердце, как сердце львиное, упадет духом; ибо всему Израилю известно, как храбр отец твой и мужественны те, которые с ним», — предостерег Авессалома хитроумный Хусий и предложил не рисковать, а выступить против Давида лишь после того, как будет обеспечено огромное количественное превосходительство: «Пусть соберется к тебе весь Израиль, от Дана до Вирсавии, во множестве, как песок при море, и ты сам пойдешь посреди его; и тогда мы пойдем против него, в каком бы месте он не находился, и нападем на него, как падает роса на землю; и не останется у него не одного человека из всех,  которые с ним; а если он войдет в какой-либо город, то весь Израиль принесет к тому городу веревки, и мы стащим его в реку, так что не останется ни одного камешка».  Коварное красноречие Хусия Архитянина убедило Авессалома, и Давид получил столь необходимую ему передышку, чтобы собрать своих сторонников и организовать войско.

Перед решающим сражением Давид приказал своим полководцам Иоаву, Авессе и Еффею не убивать его мятежного сына, а сберечь ему жизнь – и «все люди слышали, как приказал царь всем начальникам об Авессаломе». Сражение это состоялось в лесу Ефремовом вблизи Иордана и окончилось полным разгромом мятежников, потерявших убитыми двадцать тысяч человек. Пытавшийся спастись бегством Авессалом неосмотрительно въехал под ветви большого дуба и запутался в них своими знаменитыми волосами; он «повис между небом и землею, а мул, бывший под ним, убежал». Об этом доложили Иоаву, который, вопреки приказу царя, «взял в руки три стрелы и вонзил их в сердце Авессалому». Оруженосцы Иоава добили еще подававшего признаки жизни Авессалома, после чего «бросили его в лесу в глубокую яму, и наметали над ним огромную кучу камней».

У Авессалома было три сына и одна дочь по имени Фамарь, она была женщина красивая и сделалась женою Ровоама, сына Соломонова, и родила ему Авию. Вместе с тем Авессалом еще при жизни своей взял и поставил себе памятник  в царской долине; ибо сказал он: нет у меня сына, чтобы сохранилась память имени моего. По-видимому,  сыновья Авессалома умерли значительно раньше своего отца. Кроме того, матерью Авии и женою Ровоама также называют дочь Авессалома по имени Мааха, а матерью Асы, сына Авии – дочь Авессалома по имени Ана или Мааха.

В статье использовались материалы из книги А.П. Кондрашова «Кто есть кто в Библии: Популярный энциклопедический словарь», М. РИПОЛЛ классик, 2004.            

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика Индекс цитирования